НовостиФотоАртВидеоТексты
Владислав Дрожащих - Сергей Ивкин Владислав Дрожащих

Сергей Ивкин — Владислав Дрожащих

* * *
Секрет изготовленья твёрдых рек
утерен мной в последнем поколенье
замшелых лун, чей пресловутый бег
застал меня в последнем из мгновений.

Замшелый бег за тем меня засёк,
что невозможно к веку не прижаться,
и не прижиться, и не погружаться
в постыдный век, кипящий, как песок.

Под коркой - Стикс, и вскормлен льдом разбег.
Как любит вождь, поведать невозможно.
Но в тень сойди: как страшен имярек,
он помнит всё, беззлобно и безбожно.

Кто примерял подков железный взмах,
в размеренность минут льняных по-детски тычась;
по-чердынски велик, по-пермски - огнедышащ,
то конский, а то волчьей мордой - в пах.

Повсюду брань и бег затвердевает;
и невозможно жить и в паузе - дышать;
и в паузе - любить; и в паузе рыдает
душа кипящая, чтоб паузу держать.

Примеривая бег поверх коньков,
и бег, и лязг, я только льда избранник.
И я боюсь ресницами поранить
просторный лязг и страх без берегов.

И я боюсь, мой нежный человек:
светлее севера, счастливее удачи,
и нежных слов, и зимних рек
секрет изготовления утрачен.

Прорублена купель. Примят голубкой снег.
И смерть на бугорке съезжает на салазках.
И догорает узкогрудый век.
И робок имярек, и лязг излязган.

(с) Владислав Дрожащих
Комментарии